Крапива

Привычная для прочей России крапива — рослая, злая, разлапистая — растет на Дальнем Востоке преимущественно вдоль железной дороги. Собственно, и появилась она здесь лишь по завершении строительства Транссиба, Великого Сибирского Пути; ранее семена крапивы (а они удивительно нежны для столь жгучего растения) не выдерживали многомесячного путешествия на Восток из родных краев. В общем, даже крапива у нас особенная — чуть ниже, до полутора метров ростом; жгучих волосков не так много; ну и да, листья узкие. Расти предпочитает в смешанных горных и приречных лесах, на скалах и каменистых россыпях, редко — у жилья и вблизи мусорных мест. Цветет с июня до начала октября (собирать ее рекомендуют с 20 июня по 20 июля — в период наибольшей силы).

Что до полезных веществ, узколистная крапива ничуть не уступает «главной для медицины» двудомной — высокое содержание аскорбиновой и других органических кислот, каротина, витаминов группы B и K и микроэлементов, от железа и марганца до титана и никеля. По питательности крапива не уступает бобам и гороху, а по содержанию ценных аминокислот может конкурировать с мясом. Витамина С в «жгучке» в четыре раза больше, чем в апельсинах и лимонах, провитамина А больше, чем в морковке. Самая ценная часть — листья.

Ясно, что если кто и пройдет мимо такого богатства — это точно будет не восточная медицина. Тибетский канонический трактат по фармакологии «Вайдурья-онбо» (1689 г.) уделяет крапиве едва не половину важной главы «Цидра-га», посвященной «жгучему сырью». При этом автор цитирует куда как более древний текст «Дун-бэ»: «Крапива растет в горах и степях, Стебель похож на сэ-ба смьяг-шад, Сок прозрачный, Листья темно-зеленые, жгучие, Вызывают тепло в желудке, Применяется при заболеваниях рлунг, Листьями крапивы лечат застарелый жар». Справедливости ради надо сказать, что крапива давно применяется и в западной медицине. В сочинении итальянского врача Одо из Мена «О свойствах трав» (XI век) растение упомянуто как четвертое лекарственное, ему посвящено больше стихотворных строк, чем известным шалфею, девясилу и алтею. Множество рецептов от разных недугов можно встретить и в русских «травниках».

На первый взгляд удивительно, что изобретательная, всеядная азиатская кухня вроде как не обращает на крапиву внимания. Все просто, для Азии это растение — больше промышленное сырье, чем еда; примерно как лен для России — прежде всего сырье для ценнейшей ткани «рами» (из нее шьются, например, отдельные части корейского традиционного костюма). В России, кстати, тоже ткали полотна и с успехом использовали высокую волокнистость крапивы для изготовления грубых, но очень прочных тканей. Население Восточной Сибири и Камчатки еще в начале прошлого века плело из крапивы сети, вило веревки, которые долго не гнили в воде. Только у нас, в отличие от Азии, большее распространение получила кулинарная история.

Знаковые для русской кулинарии ботвиньи и зеленые щи описаны в «Записках поваренных» Сергея Друковцова еще в 1779 году. Квашеные наподобие капусты старые листья для разнообразия зимнего рациона, вареники с крапивой, сушеные листья, используемые в качестве приправы — список далеко не полный… Молодые листья и побеги идут на приготовление различных соусов, борщей и супов, сырые листья добавляют в диетические салаты, состав которых подскажет ваша фантазия, взбудораженная весенним авитаминозом. Крапива сочетается со многими сезонными овощами.

Часто крапивную зелень сушат, чтобы заваривать чай. Вообще, количество напитков с использованием полезного растения, включая вино, квас и даже смузи, окажется не меньшим, чем количество салатов. Если говорить об известных рецептах со «жгучей травой», сотрудники одного из российских музеев уже собрали их больше сотни.

Тем временем в Хабаровске варят дальневосточную уху с крапивой, добавляя ее буквально за пять минут до готовности. А еще у Дальнего Востока есть свой вариант песто, ничуть не уступающий классическому — перетираем черемшу и крапиву с растительным маслом, добавляем соль, горсть кедровых орехов… и пакуем в банки эту жгучую ностальгию по ранней весне, густо пропитанную свежестью острого таежного воздуха.

Привычная для прочей России крапива — рослая, злая, разлапистая — растет на Дальнем Востоке преимущественно вдоль железной дороги. Собственно, и появилась она здесь лишь по завершении строительства Транссиба, Великого Сибирского Пути; ранее семена крапивы (а они удивительно нежны для столь жгучего растения) не выдерживали многомесячного путешествия на Восток из родных краев. В общем, даже крапива у нас особенная — чуть ниже, до полутора метров ростом; жгучих волосков не так много; ну и да, листья узкие. Расти предпочитает в смешанных горных и приречных лесах, на скалах и каменистых россыпях, редко — у жилья и вблизи мусорных мест. Цветет с июня до начала октября (собирать ее рекомендуют с 20 июня по 20 июля — в период наибольшей силы).

Что до полезных веществ, узколистная крапива ничуть не уступает «главной для медицины» двудомной — высокое содержание аскорбиновой и других органических кислот, каротина, витаминов группы B и K и микроэлементов, от железа и марганца до титана и никеля. По питательности крапива не уступает бобам и гороху, а по содержанию ценных аминокислот может конкурировать с мясом. Витамина С в «жгучке» в четыре раза больше, чем в апельсинах и лимонах, провитамина А больше, чем в морковке. Самая ценная часть — листья.

Ясно, что если кто и пройдет мимо такого богатства — это точно будет не восточная медицина. Тибетский канонический трактат по фармакологии «Вайдурья-онбо» (1689 г.) уделяет крапиве едва не половину важной главы «Цидра-га», посвященной «жгучему сырью». При этом автор цитирует куда как более древний текст «Дун-бэ»: «Крапива растет в горах и степях, Стебель похож на сэ-ба смьяг-шад, Сок прозрачный, Листья темно-зеленые, жгучие, Вызывают тепло в желудке, Применяется при заболеваниях рлунг, Листьями крапивы лечат застарелый жар». Справедливости ради надо сказать, что крапива давно применяется и в западной медицине. В сочинении итальянского врача Одо из Мена «О свойствах трав» (XI век) растение упомянуто как четвертое лекарственное, ему посвящено больше стихотворных строк, чем известным шалфею, девясилу и алтею. Множество рецептов от разных недугов можно встретить и в русских «травниках».

На первый взгляд удивительно, что изобретательная, всеядная азиатская кухня вроде как не обращает на крапиву внимания. Все просто, для Азии это растение — больше промышленное сырье, чем еда; примерно как лен для России — прежде всего сырье для ценнейшей ткани «рами» (из нее шьются, например, отдельные части корейского традиционного костюма). В России, кстати, тоже ткали полотна и с успехом использовали высокую волокнистость крапивы для изготовления грубых, но очень прочных тканей. Население Восточной Сибири и Камчатки еще в начале прошлого века плело из крапивы сети, вило веревки, которые долго не гнили в воде. Только у нас, в отличие от Азии, большее распространение получила кулинарная история.

Знаковые для русской кулинарии ботвиньи и зеленые щи описаны в «Записках поваренных» Сергея Друковцова еще в 1779 году. Квашеные наподобие капусты старые листья для разнообразия зимнего рациона, вареники с крапивой, сушеные листья, используемые в качестве приправы — список далеко не полный… Молодые листья и побеги идут на приготовление различных соусов, борщей и супов, сырые листья добавляют в диетические салаты, состав которых подскажет ваша фантазия, взбудораженная весенним авитаминозом. Крапива сочетается со многими сезонными овощами.

Часто крапивную зелень сушат, чтобы заваривать чай. Вообще, количество напитков с использованием полезного растения, включая вино, квас и даже смузи, окажется не меньшим, чем количество салатов. Если говорить об известных рецептах со «жгучей травой», сотрудники одного из российских музеев уже собрали их больше сотни.

Тем временем в Хабаровске варят дальневосточную уху с крапивой, добавляя ее буквально за пять минут до готовности. А еще у Дальнего Востока есть свой вариант песто, ничуть не уступающий классическому — перетираем черемшу и крапиву с растительным маслом, добавляем соль, горсть кедровых орехов… и пакуем в банки эту жгучую ностальгию по ранней весне, густо пропитанную свежестью острого таежного воздуха.

Привычная для прочей России крапива — рослая, злая, разлапистая — растет на Дальнем Востоке преимущественно вдоль железной дороги. Собственно, и появилась она здесь лишь по завершении строительства Транссиба, Великого Сибирского Пути; ранее семена крапивы (а они удивительно нежны для столь жгучего растения) не выдерживали многомесячного путешествия на Восток из родных краев. В общем, даже крапива у нас особенная — чуть ниже, до полутора метров ростом; жгучих волосков не так много; ну и да, листья узкие. Расти предпочитает в смешанных горных и приречных лесах, на скалах и каменистых россыпях, редко — у жилья и вблизи мусорных мест. Цветет с июня до начала октября (собирать ее рекомендуют с 20 июня по 20 июля — в период наибольшей силы). Что до полезных веществ, узколистная крапива ничуть не уступает «главной для медицины» двудомной — высокое содержание аскорбиновой и других органических кислот, каротина, витаминов группы B и K и микроэлементов, от железа и марганца до титана и никеля. По питательности крапива не уступает бобам и гороху, а по содержанию ценных аминокислот может конкурировать с мясом. Витамина С в «жгучке» в четыре раза больше, чем в апельсинах и лимонах, провитамина А больше, чем в морковке. Самая ценная часть — листья. Ясно, что если кто и пройдет мимо такого богатства — это точно будет не восточная медицина. Тибетский канонический трактат по фармакологии «Вайдурья-онбо» (1689 г.) уделяет крапиве едва не половину важной главы «Цидра-га», посвященной «жгучему сырью». При этом автор цитирует куда как более древний текст «Дун-бэ»: «Крапива растет в горах и степях, Стебель похож на сэ-ба смьяг-шад, Сок прозрачный, Листья темно-зеленые, жгучие, Вызывают тепло в желудке, Применяется при заболеваниях рлунг, Листьями крапивы лечат застарелый жар». Справедливости ради надо сказать, что крапива давно применяется и в западной медицине. В сочинении итальянского врача Одо из Мена «О свойствах трав» (XI век) растение упомянуто как четвертое лекарственное, ему посвящено больше стихотворных строк, чем известным шалфею, девясилу и алтею. Множество рецептов от разных недугов можно встретить и в русских «травниках». На первый взгляд удивительно, что изобретательная, всеядная азиатская кухня вроде как не обращает на крапиву внимания. Все просто, для Азии это растение — больше промышленное сырье, чем еда; примерно как лен для России — прежде всего сырье для ценнейшей ткани «рами» (из нее шьются, например, отдельные части корейского традиционного костюма). В России, кстати, тоже ткали полотна и с успехом использовали высокую волокнистость крапивы для изготовления грубых, но очень прочных тканей. Население Восточной Сибири и Камчатки еще в начале прошлого века плело из крапивы сети, вило веревки, которые долго не гнили в воде. Только у нас, в отличие от Азии, большее распространение получила кулинарная история. Знаковые для русской кулинарии ботвиньи и зеленые щи описаны в «Записках поваренных» Сергея Друковцова еще в 1779 году. Квашеные наподобие капусты старые листья для разнообразия зимнего рациона, вареники с крапивой, сушеные листья, используемые в качестве приправы — список далеко не полный… Молодые листья и побеги идут на приготовление различных соусов, борщей и супов, сырые листья добавляют в диетические салаты, состав которых подскажет ваша фантазия, взбудораженная весенним авитаминозом. Крапива сочетается со многими сезонными овощами. Часто крапивную зелень сушат, чтобы заваривать чай. Вообще, количество напитков с использованием полезного растения, включая вино, квас и даже смузи, окажется не меньшим, чем количество салатов. Если говорить об известных рецептах со «жгучей травой», сотрудники одного из российских музеев уже собрали их больше сотни. Тем временем в Хабаровске варят дальневосточную уху с крапивой, добавляя ее буквально за пять минут до готовности. А еще у Дальнего Востока есть свой вариант песто, ничуть не уступающий классическому — перетираем черемшу и крапиву с растительным маслом, добавляем соль, горсть кедровых орехов… и пакуем в банки эту жгучую ностальгию по ранней весне, густо пропитанную свежестью острого таежного воздуха.